История Капитана Кусто
 Главная Страница
 Наша продукция
 Планы
 Экспедиции
 Участники
 Судно Картеш
 Архив новостей
 О нас
 Путешествия
 Видеогалерея
 Фотогалерея
 Подводные обои
 Дайвинг
 Cокровища
 Морские тайны
 Экспедиции Кусто

Каталог фильмов
 Интернет магазин
 Подводное видео
 Каталог фильмов
 Где купить фильмы
 Заказать фильм
 Реклама
 Видеостудия
 Фильмы Кусто
 Сотрудничество

Обучение
 Видеокурсы
 Фотокурсы
 Теория и Практика
 Федерации
 Адреса клубов
 История
 Книги
 Журналы
 Мировой океан

Техника
 Снаряжение
 Видеобоксы
 Видеокамеры
 Подводный свет
 Фотобоксы
 Фотовспышки
 Аксессуары
 Аренда
 Распродажа
 Новинки
 Прайс-лист

Объявления
 Расписание туров
 Дайв туры
Разное
 Форум
 Голосования
 Подводный юмор
 Юмор (video)
 Игры для телефонов
 Адрес
 Подписка
 Поиск по сайту
 Школа моделей
 PADI сообщество
 Фестивали
 English version
 Ссылки
 Карта сайта

Поддержать
этот сайт
на рейтинге
DIVEtop.Ru

Подводные боксы

Аренда техники

Подводные фильмы

Видеостудия

Жак-Ив Кусто Жак-Ив Кусто родился 11 июня 1910 г. во французском городке Сент-Андре-де-Кубзак, который стоит на берегу реки Дордонь. В возрасте десяти лет он уехал со своими родителями в Нью-Йорк. Похоже на то, что свой первый подводный опыт Жак-Ив приобрел во время пребывания в Америке. Находясь в летнем лагере на озере Харвей в Вермонте, Кусто вместе с другими детьми нырял на дно озера.

В 1933 году, после окончания Французской военно-морской академии в Бресте, Кусто был назначен на учебный корабль “Жанна Д'Арк”, на котором ему удалось поплавать по всему свету. После пребывания на посту старшего помощника командира французской военно-морской базы в Шанхае, Кусто предпринял смелое путешествие через Азию во Францию, пройдя через Советский Союз и Афганистан.

По прибытии на Родину, Кусто был зачислен в школу военно-морской авиации в Уртене, городке на атлантческом побережье. Его карьера военно-морского летчика внезапно оборвалась автомобильной катастрофой в горах, в которую он попал за несколько недель до окончания школы. Кусто грозила ампутация руки. Чудом избежав этого, он прошел долгую восстановительную программу, которая отняла восемь месяцев на упражнения для рук, прежде чем он смог пошевелить одним пальцем.

До окончательного выздоровления, Кусто был прикомандирован к базе в Тулоне. Здесь мичман Кусто встретил своего товарища лейтенанта Филиппа Тайе, человека, безгранично любящего море. Тайе, узнав об ужасном несчастном случае, предложил Кусто укреплять свои руки. плаванием. Тайе подсказал ему заглянуть в Глубины Средиземного моря. В одно воскресное утро 1936 г. Кусто надел защитные очки и вошел в море. Он был поражен тем, что увидел.

В течение 1937 г. Кусто и Тайе занимались подводным плаванием, используя очки, ласты,трубки и гарпуны, большей частью самодельные. У Тайе был друг флотский механик по имени Леон Веш, который помогал сконструировать и изготовить это первое снаряжение. И Кусто, и Тайе слышали о братьях Дюма, которые совершали погружения в районе Санари. По словам Тайе, Фредерик Дюма был “одним из тех водолазов, отвага которых была известна на всем побережье”. Летом 1938 состоялось знакомство Кусто и Дюма. Так образовалось Средиземноморское трио.

Жак-Ив КустоЭто были действительно дни пионерских поисков на нетронутом Средиземном море, но Куето в конце концов, стал расстраиваться из-за ограниченного времени погружения при плавании на задержке дыхания. Он не хотел попадать в ловушку по времени, а хотел передвигаться свободно и оставаться под водой в течение длительных периодов. “Чтобы пожить немного в новом мире”, как он просто выражался. Как это сделать, оставалось головоломкой, которая продолжала поглощать его внимание, но любознательный ум продолжал искать ответ на сложный вопрос. Кусто был настроен найти решение.

На протяжении предыдущих 70 лет Франция создала множество действующих автономных водолазных устройств, самыми выдающимися из которых были устройства Рукейроля и Денейруза в 1860 г., которые использовались военно-морским флотом Франции. Одним из самых последних успешно действующих водолазных аппаратов было устройство со свободным истечением воздуха, разработанное капитаном 3-го ранга Леприе. Баллон со сжатым воздухом в этом снаряжении был, в конце концов, размещен на груди водолаза, а расходом воздуха управляли посредством клапана с ручным приводом. Могло ли это стать ответом на головоломку? Кусто испытал снаряжение Леприе, и оно подарило трио “наши первые великолепные моменты свободного пребывания в море”. Однако характеристики свободного истечения воздуха данного устройства не допускали продолжительных погружений в воду, как этого хотел Кусто. Он должен был искать ответ в другом направлении. Военные водолазы уже использовали кислородные устройства возвратного дыхания, и Кусто нашел решение головоломки, не пользуя эту технологию. Он закаал морскому оружейному мастеру со своего крейсера “Суффрен” кислородное устройство возвратного дыхания конструкции Кусто. Морские испытания проходили в Поркероле.

“Оружейный мастер превратил противогазную коробку с натриевой известью, небольшой кислородный баллон и кусок камеры мотоцикла в дыхательный аппарат, который повторно очищал выдыхаемый воздух путем фильтрации диоксида углерода в натриевой извести. Он был автономным, с ним мог плавать любой, и он был бесшумным. Погружение на двадцать пять футов с кислородным родным аппаратом было самым безмятежным ощущением из всех, которые я испытал в воде. В безмолвии и одиночестве, словно загипнотизированный, я был принят морем. Моя эйфория была слишком короткой”. На глубине 45 футов у Кусто начались судороги. Он сбросил свой пояс с грузами и потерял сознание. К счастью, Кусто всплыл на поверхность и был спасен двумя моряками. В течение нескольких недель у него болели шейные мускулы. Кусто высказал предположение, что натриевая известь была с примесями. Это не остановили его, и он предпринял новую попытку.

 Жак-Ив Кусто“Я потратил зиму для того, чтобы сделать на “Суффрене” усовершенствованный кислородный дыхательный аппарат, такой, который не вызывал бы судорог. Летом я вернулся на то же самое место и спустился на 45 футов с новым дыхательным аппаратом. Судороги начались у меня так неожиданно, что я забыл сбросить свой грузовой пояс. Я чуть не утонул. Это положило конец моему интересу к кислороду”. Загадка оставалась неразрешенной, но вскоре это стало не важным. В сентябре 1939 г. вспыхнула Вторая Мировая война, и трио разделилось. Во избежание возможного массового разрушения своей страны, которое, несомненно, принесла бы с собой затяжная война, Франция в июне 1940 г. подписала соглашение о перемирии. Как часть этого перемирия выдвигалось требование возвращения французского флота из открытого моря в порт.

Кусто мог теперь вернуться к своей головоломке. Во время немецкой оккупации Кусто начал работу на французскую военно-морскую разведку, которая, когда это было возможно поддерживала продолжение водолазных экспериментов. В своих постоянных поисках решения головоломки Кусто обследовал снаряжение, изготовленное другим французским подводным пионером. “Я испытал водолазный аппарат Ферне, который состоял из воздуховода от насоса, находящегося на поверхности. Эта трубка проходила поперек лица водолаза к клапану типа “Утиный нос”, который разблокировал постоянный поток накачиваемого насосом воздуха. Водолаз выпускал поток с помощью мундштука, при необходимости подсасывая воздух. Это было самое простое водолазное снаряжение из всех когда-либо разработанных. Оно привязывает человека к поверхности и понапрасну расходует половину воздуха, однако, по крайней мере, не использует коварный кислород”.

”Однажды во время этих испытаний Кусто работал на глубине 40 футов, когда трубка, подающая воздух с поверхности, разорвалась, вынудив его совершить свободный подъем. “При испытаниях устройств, когда на карту поставлена чья-то жизнь, такие несчастные случаи побуждают с энтузиазмом заниматься усовершенствованием”. “Заниматься с энтузиазмом усовершенствованием” пришлось быстро, и Кусто позже спустил Дюма на 75 футов с устройством Ферне, испытывая воздуховод. Трубка снова порвалась. и Кусто начал бешено тянуть трубку, чтобы спасти своею друга. На другом конце трубки так же страшно взволнованный Дюма начал карабкаться, перебирая руками, до тех нор, пока не появился на поверхности с выпученными глазами, задыхающийся, чрезвычайно встревоженный, но, тем не менее, живой. В конечном счете, они добились более надежной работы снаряжения. Однако это было не то решение, которое искал Кусто. Он по-прежнему страстно желал автономных погружений и свободы от “привязи” к поверхности.

В ноябре 1942 г. Гитлер двинул войска оккупировать всю Францию. Для предотвращения попадания флота во вражеские руки, французы затопили его. Это было трагическое зрелище и время глубокого отчаяния. Кусто быстро переключил свою энергию на усилия по решению головоломки. Кислород определенно не входил в его планы, единственным ответом был сжатый воздух. Система Ферне привязывала водолаза к поверхности, хотя она обеспечивала большую мобильность, чем мобильность тяжелого водолаза. Система автономного дыхательного аппарата со свободным истечением воздуха, разработанная Леприе, была близка к той, которую хотел иметь Кусто, но требовала постоянного ручного управления и была неэкономной. Еще один француз - Жорж Комменс - разработал работоспособное, по словам автора, автономное дыхательное устройство, с которым Кусто довелось ознакомиться. Если оно и было таковым, то слишком явно не удовлетворяло требованиям Кусто. Жак-Ив Кусто

Вскоре Жаку стало ясно, что ему требуется регулятор потока, который будет использовать не свободное течение, а обеспечивать дыхание по потребности. Нечто подобное кислородному прибору регулируемой подачи, используемому пилотами высокой авиации. Была одна вещь, которая требовалась ему, чтобы решить головоломку дыхания под водой. Он решил обратиться с этой проблемой к специалистам фирмы “Air Liquide”. В офисе компании он объяснил свои требования к прибору регулируемой подачи инженеру по имени Эмиль Ганьян.

Через несколько недель после их первоначальной встречи Ганьян изготовил автоматический подводный регулирующий клапан. Этот первый регулятор имел выпускной клапан, размещенный в мундштуке почти также, как в устройстве Ферне. Регулятор соединили с некоторым снаряжением, использованным Кусто в испытаниях кислородного устройства возвратного дыхания. Этот комплектный узел был подводным “дыхательным аппаратом”, и согласно их расчетам этот клапан должен был работать. В начале 1943 г. было решено провести испытания в открытой воде на реке Марну.

“Пока я лежал в воде горизонтально, дыхательный аппарат работал прекрасно. Однако, когда я встал, воздух стал выходить с громким шумом и пузырьками, расходуя большое количество моего запаса. А когда я лег в воде головой вниз, я обнаружил нарушение выхода воздуха из регулятора. Из воды я выполз мрачным”. Кусто и Ганьян знали, что их конструкция была близка к той, которая требовалась, и на обратном пути в Париж они обдумывали проблемы, с которыми столкнулся Кусто. Прежде, чем они достигли города, задача была решена.

Размещение выпускного клапана на мундштуке сделало его на шесть дюймов выше клапана, который был помешен на регуляторе, расположенном в середине спины Кусто. Эта разница в шесть дюймов в давлении воды вызывала свободное течение в регулятор, когда Кусто находился в вертикальном положении головой вверх, и к отсечке, когда он находился головой вниз. Когда он находился в горизонтальном положении, давление воды на впуске и выпуске было одинаковым. В результате регулятор работал превосходно.

Жак-Ив КустоВернувшись в “Air Liquide”, они наладили регулятор, установив впускной и выпускной клапаны на корпусе регулятора на одном уровне. Следующее испытание в воде было проведено в баке, установленном в помещении. Устройство работало так, как и ожидалось. Кусто и Ганьян так верили в него, что подали заявку на патент. Они назвали свое и изобретение “аквалангом”. Акваланг был ключом к “миру безмолвия”.

Решив свою головоломку, Кусто предложил друзьям переселиться в общий дом в Бандоле на побережье Средиземного моря. Кусто хотел иметь оперативный центр, который обеспечивал бы водолазам легкий доступ к затонувшим судам в Марселе и у островов Иэр. В качестве такого дома была выбрана вилла Барри, и в начале июня 1943 г. стал функционировать первый в мире клуб легких водолазов. Именно здесь водолазы нетерпеливо распаковали первый комплектный акваланг, который был отправлен поездом из Парижа.

Решив свою головоломку, Кусто предложил друзьям переселиться в общий дом в Бандоле на побережье Средиземного моря. Кусто хотел иметь оперативный центр, который обеспечивал бы водолазам легкий доступ к затонувшим судам в Марселе и у островов Иэр. В качестве такого дома была выбрана вилла Барри, и в начале июня 1943 г. стал функционировать первый в мире клуб легких водолазов. Именно здесь водолазы нетерпеливо распаковали первый комплектный акваланг, который был отправлен поездом из Парижа.

Жак-Ив Кусто"Мы увидели узел из трех баллонов для сжатого воздуха умеренных размеров, соединенных с регулятором воздуха размером с будильник. От регулятора тянулись две трубки, присоединенные к мундштуку. С помощью этого снаряжения, привязываемого ремнями на спине, маски на глазах и носу с водонепроницаемым стеклом и резиновых ласт на ногах мы были намерены совершать беспрепятственные полеты в глубинах моря”. Обладая теперь своим первым аквалангом, группа поспешно покинула виллу Барри для испытаний аппарата в Средиземном море.

“Мы торопились в небольшую защищенную скалами бухту, которая скрыла бы нашу деятельность от любопытных купальщиков и итальянских войск. Я проверил давление воздуха. Баллоны содержали воздух, сжатый до давления, которое превышало атмосферное в 150 раз. Мне было трудно сдержать свое возбуждение и спокойно обсудить план первого погружения. Дюма, лучший легкий водолаз во Франции, должен был остаться на берегу, поддерживая тепло и отдыхая, в готовности к погружению на помощь мне, если это будет необходимо. Моя жена Симона должна была плавать на поверхности с дыхательной трубкой и наблюдать за мной через свою погруженную в воду маску. Если она просигналит о том, что что-то идет не так, Дюма сможет нырнуть ко мне в считанные секунды. “Диди”, как его звали на Ривьере, может погрузиться без скафандра на 60 футов (18 метров).

Мои друзья прикрепили ремнями трехбаллоный блок на моей спине, с регулятором, оседлавшим заднюю часть моей шеи, и шлангами, обвитыми поверх моей головы. Я плюнул внутрь своей маски из ударопрочного стекла и промыл ее в прибое, с тем, чтобы внутри она не запотевала. Я плотно подогнал резиновый ремешок для плотного прилегания маски на лбу и скулах. Небольшой клапан величиной с канцелярскую скрепку должен был обеспечивать под водой циркуляцию воздуха. Шатаясь под тяжестью 50-ти фунтового аппарата (20 кг), я побрел вразвалку в море.

Я экспериментировал со всеми возможными маневрами - петлями, кувырканиями и бочками. Я стоял вниз головой на одном пальце и внезапно начал смеяться резким искаженным смехом. Освобожденный от силы тяжести и плавучести, я парил в пространстве”.

Акваланг был полным ответом на головоломку Кусто и его мечты. С этого дня многие из нас испытали чувство подводной эйфории. Несомненно, многочисленные водолазы и коллекционеры интересовались, осталось ли что-нибудь от этого первого акваланга, который определенно был бы центральным экспонатом любой выставки в музее водолазного спорта. К сожалению, в 1944 г. случайный снаряд союзников попал в Марсельский завод, где хранился первый акваланг, и уничтожил его.

Жак-Ив КустоВ течение лета 1943 г. Тайе и Дюма также пользовались новым изобретением. Это трио совершило свыше 500 отдельных погружений. Они занялись судами, затонувшими в этом районе. Последние пять месяцев веллась киносъемка, частично сковываемая оккупационными войсками немцев и итальянцев, причем на пребывание под водой на различных затонувших судах ушло несколько сотен часов. Одним любимых мест был британский пароход “Дальтон”. Водолазы начали собирать с потерпевшего кораблекрушение судна различные предметы. Для отыскания других затонувших судов, подходящих для киносъемки, Кусто проводил время с традиционными тяжелыми водолазами-глубоководниками. Эти люди пришли со всего Средиземноморья и имели опыт водолазных работ по подъему затонувших судов. Они знали места нахождения нескольких исторических затонувших судов, которые обеспечили трио эффектными подводными съемочными площадками.

Завершенный фильм получил название “Затонувшие суда” и в 1944 г. с успехом был показан в Париже. Большую часть съемки фильма 'Затонувшие суда” происходила на глубинах менее 150 футов, однако Дюма жаждал спуститься глубже. В октябре 1943 г. после тщательного планирования, Дюма спустился на глубину 210 футов и испытал на себе некоторые эффекты азотного наркоза, но без осложнений вернулся на поверхность. Кусто полагал, что он спустился глубже, чем когда-либо спускался водолаз с автономным снаряжением. Эти водолазы были знакомы с азотным наркозом, но не с работой капитана 1 ранга ВМС США Э.Р. Бенке, который изучал этот вопрос уже в течение нескольких лет. Для описания наркотического ощущения трио придумало термин “экстаз на больших глубинах”. Им, в конце концов, удалось избежать его, работая с гелиевой смесью.

В 1944 г. Кусто создал фильм “Безмолвные пейзажи”. В некоторых местах погружений водолазы, не спеша, скользили вниз вдоль поверхности подводных скал. Этот фильм заключал в себе элементы их погружений и был тем фактором, который побудил к образованию в 1946 г. одного из первых клубов водолазного дела - легендарного клуба “Alpine Sous-Marin”. Многие из подлинных пионеров водолазного спорта были членами этого клуба, находившегося в Каннах.

В апреле 1945 г. трио снова собралось в Тулоне во главе с Тайе, командиром новой подводной группы “Group d`Etudes et de Recherches Sous Marines” (“Группа изучения и исследований под водой”). По словам Тайе, у них был “довольно туманный план работы, связанной с водолазным снаряжением, тралением мин, подъемом затонувших судов и обучением водолазов”. Будущие члены группы были добровольцами, выдержавшими двухнедельный начальный курс. Первым военно-морским офицером среди добровольцев стал Морис Фарг, который был инструктором в школе тяжелых водолазов и проводил эксперименты с жестким водолазным скафандром на глубине 400 футов. В числе других были Гюи Морандье, бывший авиатор, и Жан Пинар, бывший водолазный инструктор. Трио назначило этих двух новичков инструкторами подводного плавания с аквалангом. Они принялись за обучение своих команд и подбор снаряжения, необходимого для их подводных операций. Для выполнения роли водолазного бота с декомпрессионной камерой и источником подачи воздуха был приспособлен 22-х метровый катер. Кроме того, они купили несколько костюмов водолазов-разведчиков ВМС Великобритании.

Как только прекратились военные действия, Кусто и Ганьян учредили фирму “La Spirotechnique” и начали промышленное производство акваланга. Молва о новом аппарате распространилась по всей Франции. Военные водолазы и пробуждающиеся водолазы-спортсмены с нетерпением искали доступа к устройству. Жак-Ив Кусто
Группа предприняла несколько опасных послевоенных операции, включая удаление бесчисленных мин и даже снятие торпед с затонувшей подводной лодки. Они сумели расширить свой флот судов, ориентированных на водолазные работы, и стали участвовать в океанографических исследованиях, плавая по Средиземному морю с различными учеными.

Акваланг был признан как инструмент для океанографических исследований, а Генеральный штаб направлял постоянный поток людей для обучения пользованию аквалангом. Интересно отметить, что сначала акваланг не рассматривался как устройство для любителей, а рекламировался в первую очередь для использования в военных, промышленных и личных целях.

Страстное увлечение Кусто созданием фильмов также нашло отражение в программе Группы. Был снят короткометражный документальный фильм о подводных операциях, выполняемых подводной лодкой “Руби” - “Погружение “Руби”. Фильм показывал торпеды, выходящие из своих труб, постановку мин и экипаж, покидающий подводную лодку с использованием акваланга.

В августе 1946 г. Группа предприняла экспедицию в сторону от моря и попробовала свои способности при погружении в пещеру с пресной водой. Несомненно, Дюма и Тайе не были увлечены этой идеей. По словам последнего, он “предпочитал Нептуна Плутону. Я никогда прежде не видел, чтобы Дюма беспокоили дурные предчувствия”.

Участники экспедиции должны были обследовать подводный туннель и пещеру знаменитого Воклюзского источника близ Авиньона, который каждый раз в марте превращался из спокойного ручейка в стремительный и бурный поток. Источник представлял собой спокойное озерцо в кратере под высокими известковыми скалами на Соргом. Его туннель был ранее исследован Оттонелли в 1878 г. с использованием примитивного снаряжения и марсельским водолазом-спасателем Негри в 1936 г. Оба эти водолаза записали свои открытия. Планирование погружения Группы частично основывалось на их информации. Они предполагал что пройдя начальный туннель, найдут другую полость, которая должна дать ответ на загадку ежегодного выброса воды. Кусто позже вспоминал, что описание Негри топографии пещеры было “чересчур образным” и насыщенным неправильной информацией.

План погружения Группы требовал, чтобы Кусто и Дюма следовали по направляющей веревке с подвешенной чугунной чушкой вниз, в туннель, и по достижении определенной глубины, закрепив чушку, потянули за веревку заранее установленное число раз. Получив эти сигналы Фарг, который следил за направляющей веревкой, должен был подтянуть веревку, которую могли бы использовать водолазы для возврата на поверхность. Сигналы с помощью веревки были только видом связи между водолазами и обеспечивающей группой на поверхности. При погружении Кусто должен был нести три 100-футовых куска тонкой веревки. Как только будет натянута основная направляющая веревка, Кусто сможет после этого прикрепиться к чушке и начать свое обследование полости, зная, что он всегда сумеет найти свой путь назад к основной направляющей веревке.

Этот план был реализован, когда чугунная чушка была размещена на глубине 90 футов. Для первого погружения Кусто использовал самодельный гидрокостюм, а Дюма имел снаряжение итальянского водолаза-разведчика. Оба они располагали ножами, водонепроницаемыми фонарями и были связаны друг с другом 30-футовым соединительным линем. Кроме того Дюма нес дополнительный баллон с воздухом в качестве аварийного запаса. У него также был глубиномер и ледоруб скалолаза.

Жак-Ив КустоПосле короткой остановки на поверхности для регулировки своей плавучести, Кусто первым спустился головой вниз в туннель, за ним - Дюма. У Кусто была отрицательная плавучесть, но он быстро замедлил спуск, благодаря соединительному линю на своем поясе. Дюма, также обладая отрицательной плавучестью и находясь выше и позади него, пытался замедлить спуск, используя ноги как тормоза. В результате Дюма столкнул несколько больших известняковых камней и вызвал мини-обвал, который посыпался вниз на Кусто. На глубине 90 футов Кусто натолкнулся на чугунный балласт спасательного линя и столкнул его вниз по склону на большую глубину. Продолжая спуск, Кусто почувствовал сильную сонливость, сопровождаемую болью в голове и ушах. Он спускался со скоростью два узла и туннель напоминал ему поездку в парижском метро.

Когда он ступил в пространство внутренней пещеры, карманный фонарь не смог осветить потолок, который он ожидал увидеть. Мысли стали путанными, но он сумел направить свет фонаря вниз и различить Дюма на другом конце соединительного линя. Костюм Дюма был заполнен водой и он держал свой карманный фонарь подобно смешному жуку-светляку. Дюма предпринимал слабые попытки наполнить свой костюм воздухом.

“Я подплыл к нему снизу и посмотрел на его глубиномер, 0н показывал 150 футов. Шкала была затоплена. Мы были глубже, чем показывал прибор, по меньшей мере, на глубине 200 футов на дне извилистого, наклонной туннеля. Несмотря на глубину у нас не было знакомого опьянения. Вместо бурного веселья мы чувствовали себя тяжело и тревожно. Дюма был поражен сильнее, чем я”.

Оба водолаза подверглись отравлению двуокисью углерода, содержащейся в воздухе их аквалангов. Эта опасность грозила отнять их жизни. Они были в очень опасной ситуации, в полном замешательстве Кусто оставил Дюма держать спасательную веревку и отплыл, все еще намереваясь найти потолок этой полости. Ситуация быстро ухудшалась. Дюма перестал держаться за направляющую веревку и медленно дрейфовал прочь, таща за собой Кусто. Кусто вновь поплыл к нему...

История Капитана Кусто“Когда я коснулся его, Дюма с ужасающей силой схватил меня за руку и потащил к себе. Я вывернулся из его хватки и отступил. Я осветил Дюма фонариком и увидел его безумные глаза”.

У Кусто пока еще оставалась некоторая способность соображать. Он осознавал ситуацию, в которой оказался. Два водолаза, не обладающие опытом погружения в пещерах, связанные вместе веревкой, барахтаются в холодной темной воде. Кусто понимал, что его напарник отравлен и находится в тяжелом состоянии, которое продолжает ухудшаться.

“Диди почти полностью потерял контроль над собой. Мундштук выскользнул из его зубов. Он глотнул воду, и некоторое ее количество попало в легкие. Я понимал, что не смогу плыть к поверхности, неся на себе инертного Дюма, который весил немало в своем затопленном водой костюме”.

Кусто принял решения взбираться по предохранительной веревке, но наверху его движения истолковали иначе. Фарг начал подавать веревку. Встревоженный Кусто посчитал, что когда Фарг размотает веревку на всю длину, можно будет сигнализировать о бедствии. Но, к своему ужасу, на конце 400-футовой веревки Кусто обнаружил узел: Фарг надвязал новый трос.

Ситуация была критической. Кусто не мог плыть к поверхности из-за тяжести Дюма. Направляющая веревка не была натянута, так что лезть по ней он не мог. К тому же Фарг продолжал подавать веревку. Чувствуя быстрое приближение смерти, Кусто решил предпринять отчаянную попытку — взобраться по скалам на поверхность. Однако Дюма тащил его вниз. Вновь сосредоточившись на направляющей веревке, Кусто вспомнил, что шесть подергиваний являются аварийным сигналом.

“Я схватил линь и резко дернул его, веря, что смогу досчитать до шести. Линь провис и зацепился за препятствие в четырехстах футах от Фарга. Мои силы подходили к концу. На мне висел Дюма. Почему он не понимает, как мне тяжело? Я достал свой кинжал и приготовился разрезать шнур, идущий к Дюма. Но даже в моей неспособности было нечто, что удерживало нож. Я хочу еще раз попытаться добраться до поверхности. Я взял линь и еще раз повторил сигнал бедствия”.

Кусто посылал отчаянные сигналы водолаза, смотрящего в лицо смерти, но четыре сотни футов веревки и ее трение о скалы - все это сводило на нет его усилия. Наверху чувствовали только слабую вибрацию. Фарг забеспокоился: не было принято ни одного четкого сигнала с тех пор, как водолазы оставили поверхность. Фарг принимает решение - поднимать! На расстоянии 400-т футов Кусто наконец почувствовал натяжение линя и начал подниматься.

“Мы тащили веревку, которая, наконец, натянулась. В течение двух минут Кусто появился из тоннеля. Он тащил Дюма. Через воду было видно, что Дюма потерял свой мундштук”.

Фарг бросился в воду и вытащил Дюма на сушу. У Дюма начался сильный приступ кащля и тошнота. Кусто, очень бледный, был по-прежнему в ясном сознании.

Водолазы приписали свои проблемы таинственным воздействиям пещеры, и вторая команда, состоящая из Тайе и Морандье, совершила погружение в тоннель. В процессе погружения возникли те же проблемы.

Когда Группа вернулась в Тулон, началось выяснение причин аварийных ситуаций. Ответ был получен после анализа воздуха в баллонах. Выхлопные газы их воздушного компрессора всасывались в воздухозаборник. В итоге водолазы погружались с воздухом, содержащим 1/2000 монооксида углерода.

Первый летальный исход.

История Капитана Кусто17 сентября 1947 г. группа предприняла второе в серии контролируемых погружений близ Тулона на глубины свыше 300 футов (90 м). Замысел заключался в том, что восемь водолазов выполняют индивидуальные спуски и записывают свои наблюдения на небольших планках, прикрепленных с регулярными интервалами к тросу. Первая планка была прикреплена к тросу на глубине 200 футов (60 м). Фарг был первым водолазом, начавшим спуск. Он использовал чугунный балласт для облегчения спуска, а в качестве меры безопасности прикрепил к своему грузовому поясу тонкий предохранительный линь.

Фарг совершил быстрый спуск, достигнув глубины 385 футов (117 м) за три минуты. Написав свои инициалы на планке, он, вероятно, потерял сознание. Прекращение сигналов побудило команду на поверхности вытащить его, в то время как Пинар, действовавший в качестве страхующего водолаза, спустился и натолкнулся на тело Фарга примерно на глубине 150 футов. Пинар ужаснулся, когда увидел, что мундштук висит у Фарга на груди. На поверхности все попытки оживить Фарга оказались тщетными. Предположительно Фарг стал жертвой азотного наркоза.

Пикар и батискаф.

В 1949 г. Группа была привлечена к работе Огюстом и Жаком Пикаром, которые разработали серию батискафов F.N.R.S. (Fonds National de la Recherche Scientifique - Бельгия). Дюма работал над проектом, а Кусто стал техническим консультантом. Оба они погрузились на FNRS-3 на глубину около мили в каньоне близ Тулона. В это же время Группа начала эксперименты с подводным телевидением, цветными фильмами и искусственным освещением, а в 1948 г. отправилась в подводную археологическую экспедицию в Тунис.

Первое представление в Америке.

Первое печатное представление акваланга в Америке произошло в 1948 г. статьей Джеймса Дагена “Первый из людей-рыб”, в которой описывались приключения Кусто на Средиземном море. В статье были помещены подводные фотографии, которые позже появились в книге “Мир безмолвия”. Статья была опубликована в журнале “Science illustrated”. В редакцию пришли сотни писем, в которых люди спрашивали, где можно достать акваланг. Одно из писем было от капитана 3 ранга Дугласа Фена, руководителя команды подводных подрывников ВМС США, которые использовали кислородные дыхательные аппараты.

Прибытие акваланга в Америку.

Капитан 3 ранга Френсис Дуглас Фен был подлинным пионером военного водолазного дела. Он описал множество своих ранних подводных приключений своей книге “Незащищенные воины”, которая являлась основой по военном водолазному делу. Кинофильм “Подводный воин”, снятый в пятидесятых годах, основывался на фактах из его жизни. Прочитав статью о Кусто, Фен добиля разрешения в Вашингтоне посетить Францию и больше узнать об акваланге.

Первое погружение Фена в акваланге состоялось в Каннах. Вместе с ним погружался пионер водолазного дела Дмитрий Ребиков (Rebikoff), известный своими новшествами в подводной фотографии и изобретением средства для передвижения водолазов “Пегас". Позже Кусто организовал отправку аквалангов в Америку. Один акваланг попал в экспериментальную водолазную часть ВМС США, которая в это время дислоцировалась в Вашингтоне. 25 февраля 1946 г. лейтенант Блокник представил отчет о французском аппарате.

"Калипсо".

Работа Кусто с Пикаром заставила его общаться с океанографами и другими учеными. В ходе общения Кусто понял, что для исследований ему необходимо научно-исследовательское судно. Он заручился поддержкой со стороны Андре Оньяка, который был руководителем военно-морской верфи в Антибе. Оньяк порекомендовал Кусто обратиться к состоятельному англичанину по имени Гинесс, который, в свою очередь, переадресовал Кусто на средиземноморский остров Мальта. В порту Валетты находилось множество резервных военных кораблей. Именно здесь Кусто нашел “Калипсо”. Судно было построено в Сиэттле в 1942 г. и участвовало в боевых действиях в качестве минного тральщика J-826 военно-морского флота Великобритании, а теперь использовалось в качестве автомобильного парома. Благодаря щедрой поддержке Гинесса Кусто в июле 1950 г. получил право на судно. Потребовались большие переделки для превращения минного тральщика в океанскую лабораторию.

История Капитана КустоКусто, узнав о суммах, которые требовались на выполнение работ по оборудованию судна, создал некоммерческую организацию “Compagnies Oceanographigues Francaises”. Эта организация должна была нести ответственность за подготовку к плаванию, руководство и административное управление фондами для экспедиций “Калипсо”.

Первой из них была большая экспедиция на Красное море в ноябре 1951 г. Среди любительской команды была жена Жака Симона и их сыновья Жак-Мишель и Филипп, которые работали в качестве юнг. В Абу-Латте Кусто организовал базу. Здесь коралловые рифы были настолько захватывающими, что водолазы возвращались на поверхность с глазами, широко раскрытыми от удивления. Эта подводная страна чудес давала в изобилии новый и красочный материал. Экспедиция имела большой успех. “Калипсо” со своим ликующим экипажем вернулась в Тулон в феврале 1952 г. Было еще много волнующих экспедиций. Жизнь членов команды на борту “Калипсо” во время этих первых смелых предприятий была тяжелой.

В последний месяц 1951 г. пара молодых американцев начала свое собственное смелое предприятие в водолазном деле. Чак Блэксли и Джим Оксье выпустили свой первый номер журнала “Scin Diver Magazine”, обеспечив американских водолазов-спортсменов новостями о региональных разработках и новшествах для подводного плавания. Первый выпуск содержал всего лишь 16 страниц.

Рождение "Мира безмолвия".

“Мир безмолвия. Рассказ о подводных открытиях и приключениях первых людей, плававших на рекордных глубинах свободно, как рыбы”, - так гласила надпись на красочной обложке, на которой был изображен Дюма на глубине 132 фута (40 м) между двумя красными кораллами-горгонариями. Среди 266 страниц были вставлены 62 страницы фотографий. Начиная с черно-белых изображений 1936 г. и заканчивая моментальными цветными снимками из Средиземного и Красного морей. На снимках было изображено множество удивительных обитателей моря, которых встречал Кусто. Самым памятным изображением была серия, показывающая акулу, разворачивающуюся и направляющуюся прямо на камеру. В содержании перечислены такие интригующие главы, как “Люди-рыбы”, “Монстры, которых мы встречали”, “Сокровища внизу”, “На глубине пятидесяти морских саженей” и “Кессонная болезнь”.

Книга “Мир безмолвия” имела мгновенный успех, к концу года было продано 486000 экземпляров. Это было поистине выдающимся достижением и свидетельством высокого совместного мастерства авторов.

Рождение U.S.Divers.

После публикации “Мира безмолвия” акваланг получил поддержку из Голливуда благодаря кинофильму “Водолазы-разведчики”. Акваланги играли существенную роль в подводных сценах. Выпущенный в августе 1951 г. журнал “Popular Mechanics Magazine” поместил рассказ о специальных эффектах в кинофильме и использовал на обложке фотографию военно-морских боевых водолазов. Акваланги для кинофильма были предоставлены Рене Бюссо. Журнал содержал рекламное объявление о том, что оборудование поставлено фирмой U.S.Divers.

История Капитана КустоНа протяжении 1952 г. U.S.Divers расширила свой арсенал, добавив подводные корпуса для камер к своему ассортименту изделий для свободного подводного плавания и автономных дыхательных аппаратов. Ее реклама предлагала читателям заказывать бесплатный каталог компании. В качестве единственного поставщика аквалангов предприятие U.S.Divers быстро расцвело, ассортимент его товаров увеличился. Каталог от июня 1955 г. содержал кислородные устройства Пирелли, компрессоры Корнелиуса, французское и итальянское снаряжение, первые книги о подводном плавании с автономным дыхательным аппаратом.

Во Франции распространение любительского дайвинга в Америке не прошло незамеченным. В 1955 г. компания Air Liquide выкупила у Рене Бюссо и отнесла U.S.Divers к категории корпораций. К этому времени было продано приблизительно 25000 аквалангов. К концу шестидесятых годов в Америке было свыше 1.000.000 водолазов.

Жак-Ив Кусто стал председателем U.S.Divers Corporation. В 1968 г. компания отпраздновала 25-ю годовщину изобретения акваланга. По случаю этого события было выпущено 100 позолоченных сдвоенных шланговых регуляторов “Royal Aqua-Master”. В 1993 г. был отпразднован золотой юбилей акваланга.

Капитан Кусто, используя “Калипсо” как свою базу, продолжал свои исследования и стал лучшим посланником океана. Его кампании в защиту моря привлекли внимание десятков тысяч людей, которые разделяли его озабоченность состоянием мирового океана. В 1974 Кусто создал “Общество Кусто”, некоммерческую образовательную группу, которая поставила перед своими сторонниками экологические цели. Кусто взял на себя обязательство сделать все возможное для спасения морей и океанов. Теперь, когда Капитан Кусто вернулся в мир безмолвия, каждый из нас должен дать такое же обязательство и завершить незаконченную им работу.

От нее зависит наше будущее.

Лесли Линей.
По материал фирмы "Тетис"  www.tetis.ru


Путешествия
 Баренцево море
 Белое море
 Красное море
 Таиланд
 Мальдивы
 Мальта
 Индонезия
 Турция
 Галапагосы
 Черное море
 Японское море
 Палау
 Подмосковье
 Байкал
 Озеро Голубое


Фильмы
 Покорение Арктики
 Ладога. Дорога №101






Видеотон - Профессиональная аудио и видео техника..

Яндекс цитирования

Аренда недвижимости

Подводная съёмка

 

Москва, Чистопрудный бульвар, дом 12А, офис 421 на 4-ом этаже
(495) 625-72-88, 916-90-30, 916-90-24, 916-94-20, 956-35-03
E-mail: info@videodive.ru;   E-mail Web-мастера
Вы можете задать свои вопросы о подводной технике поICQ 75827165

$hits
"; } } if(@$f[url]!="$str?$okr"){ $m=1; mysql_query("insert into all_str(url, hits) values('$str?$okr', '$m')"); echo "
$m
"; } }

Дайвинг - рейтинг DIVEtop.Ru